Мозаики и фрески собора Св. Софии в Киеве Фрески Салоник и собора Св. Софии в Охриде Византийские влияния на Западе Манускрипты XII века Монументальная живопись Фрески XII века Русь: монументальные росписи Киева Венецианские мозаики Датчики влажности почвы decagon.ru.


Курс лекций по истории искусства

Болгария и Сербия
Большую роль византийские влияния сыграли в становлении болгарской и сербской живописи. Экспансия византийского искусства в Болгарию началась с эпохи царя Симеона. После завоевания византийцами Болгарии, длившегося более чем полтораста лет, с 1019 по 1187 год, эта экспансия принимает особенно энергичный характер. Новые монастыри во Фракии и Македонии, которые получают уставы непосредственно из Константинополя, берут на себя роль рассадников византийского искусства. Культивируемое в кругах знатных греческих семейств и крупных чиновников, оно постепенно вытесняет на второй план местные традиции, носителями которых были широкие народные массы.


362. Лоно Авраамово


363. Богоматерь на троне с двумя ангелами


364. Богоматерь из Деисуса


365. Архангел Гавриил

362–365. Монастырская церковь-гробница, Бачково. Фрески на восточной стене в нарфике нижнего этажа [362, 363], в апсиде нижнего [364] и верхнего [365] этажа. Вторая половина XII века

Ярким примером импортированного в Болгарию греческого искусства являются фрески церкви-гробницы Бачковского монастыря178, основанного в 1083 году знаменитым византийским чиновником грузином Григорием Пакуриани. Эти фрески, сопровождаемые греческими надписями, возникли во второй половине XII века (табл. 362–365). В апсиде верхней церкви представлена сидящая на троне Богоматерь с младенцем Христом и двумя ангелами, ниже идет фриз из чередующихся медальонов и прямоугольников с полуфигурами святых. В подражание эллинистическим портретам медальоны и прямоугольники с красными либо зелеными фонами заключены в рамы, которые имеют сверху петли, порождающие у зрителя иллюзию, будто каждый из портретов висит на стене. Под фризом находятся фигуры святителей, два ангела с рипидами и две свечи с подсвечниками. По сторонам от триумфальной арки изображены диаконы Евпл и Стефан и две композиции Причащения. Стены, имеющие строгое архитектурное членение, разбиты на два регистра. Внизу представлены стоящие святые, наверху развертывается праздничный цикл, каждая из сцен которого заключена в трехлопастную арку. Над дверью нарфика написана полуфигура Богоматери с младенцем Христом, а по сторонам от двери два архангела и апостолы Петр и Павел. В нарфике изображено Видение Иезекииля, повторяющееся в нижней церкви, апсиду которой украшают Деисус и полуфигуры отцов церкви, а нарфик Страшный суд, фигуры святых и портреты основателей монастыря Григория и его брата Апасия. В целом декоративный ансамбль отличается необычайной ясностью. Каждая сцена занимает строго определенное место. Выбраны такие темы, которые представляют наибольший интерес с литургической точки зрения, композиции искусно подчинены обрамляющим их аркам. Нет никакого сомнения, что общая декоративная схема Бачкова восходит к чисто столичной традиции. Здесь работали опытные мастера, легко и свободно обращавшиеся с кистью. Лица вылеплены широкими и плавными мазками, в которых нет еще подчеркнутой линейной стилизации, столь характерной для росписей второй половины XII века. Великолепно написаны одеяния, ложащиеся разнообразными, сложными по ритму и направлению складками. Но в композициях есть известная жесткость, а фигуры имеют подчас преувеличенно вытянутые пропорции, что говорит об участии в исполнении фресок местных мастеров, среди которых находился и один соотечественник основателя монастыря — несомненно прошедший византийскую выучку грузинский художник Иоанн Иверопул. Надпись с его именем обнаружена на одной из фресок.

Фрагменты росписей XI–XII веков сохранились еще в церкви св. Георгия в Софии и в восточной церкви Бояны179. В церкви св. Георгия мы видим в куполе двух летящих ангелов, которые написаны в XI веке, а ниже купола, между окнами, фронтально поставленные фигуры пророков и святых, которые принадлежат второй половине XII века. В Бояне имеются изображения отцов церкви в апсиде и фрагменты Успения на южной стене и Распятия на восточной. Все остатки фресок, представляющих собой провинциальную работу, сопровождаются греческими надписями. Наряду с этим грекофильским искусством в Болгарии, особенно в ее западной части, продолжали держаться и архаические традиции, во многом связанные с искусством Малой Азии. Об этом свидетельствуют фрагменты керамической облицовки стен монастырской церкви в Патлейне близ Преслава, относящиеся, вероятно, к X веку и хранящие отголоски восточнохристианского искусства VI века. Об этом же говорят миниатюры так называемого Добрейшова Евангелия XIII века в Народной библиотеке имени Кирилла и Мефодия в Софии (17) и позднейшие росписи Земена, Колотила, Лютиброда и других болгарских церквей XIV–XV веков180.

Подобно Болгарии и Сербия долгое время находилась в подчинении у Византии. Но после тяжелой и длительной борьбы сербам удалось отстоять свою независимость. С короля Стефана Немани (1159–1195), родоначальника могущественной династии, началась двухвековая эпоха полной политической самостоятельности Сербии и ее экономического и культурного расцвета. Из литературных источников мы знаем, что младший сын Стефана Немани, Савва (1169–1237), ездил в Константинополь и Салоники, где заказывал местным мастерам различную церковную утварь и иконы181. Известно также, что Стефан Неманя и Савва поддерживали постоянную связь с Афоном, помогая богатыми вкладами его монастырям: Хиландару и Ватопеду182. Вероятно, именно эти три художественных центра — Константинополь, Салоники и Афон — поставляли Сербии живописцев, пока в ней не сложились свои кадры мастеров.

Фрески XI века, находящиеся на территории Югославии, такие как в церкви св. Софии в Охриде, еще неотделимы по стилю от росписей Македонии. В эту пору, как и в XII веке, в Македонии существовали местные небольшие художественные центры, тяготевшие к Салоникам. В Македонию приезжали и столичные мастера, о чем свидетельствуют фрески Нерези. Когда Стефан Неманя обосновался в юго-западной части Сербии, называемой Рашка, она быстро стала центром по консолидации национальных сил. Именно в этой области основаны первые большие сербские монастыри, церкви которых становились царскими усыпальницами. Вполне, естественно, что на ранних этапах развития Стефану Немане было удобнее всего использовать греческих мастеров из рядом лежащей Македонии. С их участием, как следует думать, исполнена роспись храма св. Георгия (столпы св. Георгия) около Нового Пазара, сооруженного Стефаном Неманей около 1170 года183. Уцелевшие фрагменты фресок позволяют восстановить, в основных чертах, декоративный ансамбль. В куполе был, вероятно, Пантократор, окруженный архангелами, в барабане пророки, в парусах евангелисты, в апсиде Богородица, Причащение апостолов и святительский чин, на стенах Сретение, Крещение, Преображение, Целование Иуды, Сошествие св. Духа, Успение, Воскрешение Лазаря, Вход в Иерусалим, Распятие, Сошествие во ад, фигуры отдельных святых и сцен из жизни Георгия. В манере трактовать лица, высветленные части которых имеют подобие орнаментального узора, много общего с тем, что мы находим в Нерези и Курбиново. Чисто греческая иконография и тесная стилистическая связь с росписями Бачково (то же вписывание отдельных композиций в трехлопастные арки, те же погрудные изображения святых в четырехугольных рамках на красных фонах, аналогичный орнамент) не оставляют сомнения, что здесь работали пришлые греческие мастера. Из их школы вышли сербские художники, которые положили основание блестящему расцвету национальной сербской живописи в XIII

Армения, Киликия Если даже в ряде провинциальных областей Византийской империи можно наблюдать параллельное сосуществование столичных и местных традиций, причем последние играют нередко доминирующую роль, то на Кавказе и в славянских странах эта картина видна еще ярче. Типичной чертой искусства XI–XII веков является величайшая популярность столичных образцов почти во всех придворных и церковных центрах. Это не мешает, однако, мирно развиваться национальным школам, которые питаются местными источниками и многие произведения которых остаются в стороне от византийских влияний.

Грузия Еще большее значение, чем для Киликии, византийская культура имела для Грузии. В первой четверти XII века в Гелати и Икалто были основаны академии, примкнувшие к славным традициям константинопольского университета. Здесь подвизались такие выдающиеся грузинские деятели, как философы Иоанн Петрици и Арсений Икалтоели.

Сванские церкви расписаны по одной и той же схеме: Деисус и фигуры апостолов и святителей в апсиде, евангельские сцены на своде, фигуры святых на стенах. Особым почитанием пользовались святые Георгий и Феодор, которых изображали обычно на конях, причем Георгий поражает копьем не дракона, а «безбожного» царя Диоклетиана. Наряду с евангельскими сценами имеются и эпизоды из житий популярных в Сванетии святых Георгия и Кирика и Иулитты.

Изучение и идентификация предметов прикладного искусства осложняются тем, что в рассматриваемую эпоху в пределы Византийской империи входило много областей со своими древними художественными традициями; к тому же ломка старых и сложение новых форм искусства сопровождались неравномерностью развития: новые, чаще всего религиозные сюжеты иногда исполнялись в духе старых традиций, и наоборот, новые средства художественного выражения проникали в унаследованные от античности образы
Мозаики собора Св. Софии в Константинополе