Мозаики и фрески собора Св. Софии в Киеве Фрески Салоник и собора Св. Софии в Охриде Византийские влияния на Западе Манускрипты XII века Монументальная живопись Фрески XII века Русь: монументальные росписи Киева Венецианские мозаики


Курс лекций по истории искусства

Манускрипты XII века
Сопоставляя рукописи XII века с манускриптами XI-го, мы сразу видим снижение качества. XII век был для византийской книжной иллюстрации эпохой упадка и застоя. В это время почти отсутствуют такие виртуозные по блеску исполнения рукописи Прежде всего грубеет орнаментика. Она теряет былую легкость, детали выписываются с меньшей тщательностью, исчезает каллиграфическая острота отделки, которая столь типична для орнаментики XI века. Все чаще всплывают звериные мотивы, получающие широкое распространение и в самой столице. В колорите появляются кричащая яркость и пестрота, не свойственные предшествующей эпохе, когда употреблялись нежные краски, нередко приближавшиеся к неопределенным полутонам. Теперь палитра строится на резких, сильно подчеркнутых акцентах. Трактовка приобретает неприятную сухость, живописные элементы совершенно отступают на второй план перед линейными. Одеяния распадаются на сотни мелких складочек, нередко образующих чисто орнаментальное плетение линий. Сухие лица, с тяжелыми зелеными тенями, не моделируются путем постепенного перехода одного тона в другой. Расчлененные при помощи сложной системы линий, они подвергаются сильнейшей стилизации. Выражение лиц становится строгим и отвлеченным, преобладает восточный тип. Фигуры утрачивают объем, они кажутся сотканными из одних линий. Пространственный момент остается почти невыраженным. Схематизированные ландшафты и строения отличаются плоским характером. Будучи сведенными к немногим композиционным формулам, они обнаруживают большое однообразие. В целом стиль миниатюр XII века знаменует высшую точку в развитии отвлеченных тенденций византийской живописи.

Серия столичных рукописей XII века открывается Евангелием из Ватикана (Urbin. gr. 2), исполненным для Иоанна II Комнина и его сына Алексея в 1122 году36. Оба заказчика даны в торжественных фронтальных позах. Над их портретами представлен сидящий на троне Христос, позади которого помещены аллегории Правосудия и Милосердия. Несмотря на то, что рукопись вышла из царской мастерской, здесь ясно видно, как портится стиль книжной иллюстрации (табл. 252). Орнаментика выдает небрежное исполнение, линия утрачивает былую легкость, она становится тяжелой и жесткой, колорит базируется на ярких красках, среди которых выделяются красный, синий, фиолетовый, зеленый, коричневый и сиреневый тона, образующие чистую, но страдающую от излишней пестроты гамму. Как изображения евангелистов, так и сцены из жизни Христа и Крестителя лишены пространственной глубины. Отдельные элементы композиции искусственно связываются друг с другом, распластываясь по плоскости наподобие орнаментальных мотивов. Вместо того чтобы располагать фигуры и предметы по горизонтали, миниатюрист располагает их по вертикали, из-за чего пространственный момент остается совершенно неподчеркнутым.

253–255. Миниатюры из Слов Иакова Коккиновафского gr. 1162. Вторая четверть XII века. Библиотека Ватикана, Рим.


253. История Иакова


254. История Адама и Евы


255. Троица


256. Заставка с изображением кончины Василия Великого и фигурный инициал с изображением Григория, который произносит речь над гробом Василия. Конец XII века. Национальная библиотека, Париж. Лист из Слов Григория Назианзина gr. 550

Из той же мастерской, где было изготовлено ватиканское Евангелие, вышло еще несколько столичных рукописей второй четверти XII века. Это Евангелия в Париже (gr. 75 и 71)37 и Лондоне (Burney 19)38 и Омилии Иакова Коккиновафского в Ватикане (gr. 1162)39. Они образуют замкнутую стилистическую группу, дающую хорошее представление о столичной книжной иллюстрации первой половины XII века. Видное место занимают Омилии монаха Иакова — одна из интереснейших рукописей эпохи Комнинов (табл. 253–255). В основе этого манускрипта лежит старая сирийская редакция, подвергнутая, однако, радикальной переработке. Манера исполнения отличается близостью к Евангелию из Ватикана: то же преобладание жестких, резких линий, то же распластывание композиций по плоскости путем искусственного сочетания отдельных эпизодов, та же схематизация отвлеченного пустынного ландшафта, то же сведение архитектурных кулис к немногим основным типам, та же сухость трактовки и единообразие восточных лиц, похожая яркая гамма красок из красных, зеленых, синих, фиолетовых, розовых, белых, коричневых и золотых тонов. В иконографическом отношении миниатюры представляют большой интерес, давая возможность ознакомиться с рядом нигде более не встречающихся сцен из жизни Марии, восходящих к апокрифическим источникам. Новая черта для столичной орнаментики — звериные мотивы, которые щедро применяются в заставках. Эта развитая звериная орнаментика является характернейшим элементом книжной иллюстрации XII века, достигая особого богатства в провинциальных рукописях, как об этом свидетельствуют Слова Григория Назианзина в Париже (gr. 550)40 (табл. 256), фрагмент Евангелия в Публичной библиотеке в Ленинграде (греч. 296) и Евангелие в Дионисиате на Афоне (cod. 4).


257. Алексей I Комнин пред Христом. XII век. Библиотека Ватикана, Рим. Миниатюра из Догматического Паноплия Евфимия Зигабена gr. 666


258. Христос Еммануил с символами евангелистов и пророками Исаией и Иезекиилем (Видение пророка Иезекииля). Первая половина XII века. Библиотека Марчиана, Венеция. Миниатюра из Евангелия gr. Z540


259. Евангелист Иоанн с учеником Прохором. Начало XII века. Исторический музей, Москва. Миниатюра из Евангелия греч. 41

К 70-м годам XI века константинопольская книжная иллюстрация достигла изумительного совершенства. Об этом особенно наглядно говорят такие жемчужины миниатюрного искусства как исполненный в 1072 году для императора Михаила VII Дуки Новый Завет (Деяния апостолов, их Послания и Апокалипсис) в Университетской библиотеке в Москве, а также написанная около 1080 года для Константина Багрянородного Псалтирь в Публичной библиотеке в Ленинграде и Евангелие в монастыре Дионисиат на Афоне.

Миниатюры конца XI века

Перечисленные столичные рукописи принадлежат к лучшему, что дала византийская иллюстрация на протяжении XII века. Все другие константинопольские манускрипты отличаются худшим качеством и еще большим схематизмом исполнения. В трактовке лиц появляется наведенная белилами линейная разделка

До нас дошли главным образом предметы, имевшие распространение в высших кругах византийского общества, а также культового назначения. Многие из них изготовлены из золота, серебра, слоновой кости, шелка и т. п. Наши представления об искусстве относительно широких кругов византийского общества весьма ограничены; тем более нет данных о народном искусстве: существовало ли оно вообще и в каких формах?
Мозаики собора Св. Софии в Константинополе