Основы византийского искусства Позднеантичное искусство Греческие мозаики Италия: фрески Санта Мария Антиква Мозаики церкви Санта Мария Формоза в Пуле Орнаментальное искусство Восточнохристианское искусство Неоклассицизм


Курс лекций по истории искусства

Искусство Армении

К архаическим памятникам, стиль которых восходит к местным традициям, принадлежат также иллюстрированные армянские рукописи IX–XI веков

С последней четверти IX века в Армении началась полоса национального подъема. Освободившись от арабов, страна распалась на ряд самостоятельных царств. На первое место выдвинулось могущественное Анийское царство, достигшее особого расцвета при царе Гагике I (990–1020). В борьбе с арабами Армению поддерживала Византия. Но со второй половины X века греческие императоры вступили на путь захвата сначала южных, а затем и других армянских земель, и в 1045 году все Анийское царство было присоединено к Византийской империи. На короткое время, благодаря усилившимся культурным связям Армении с Византией, в местной миниатюре намечается византинизирующая струя, однако во второй половине XI века, когда в Армению началось вторжение турок-сельджуков, она быстро сходит на нет.

Старые источники говорят о существовании в VI–VIII веках камсараканской школы миниатюры, а в IX веке татевской школы. К сожалению, ни одной лицевой армянской рукописи до середины IX века не сохранилось. В этот ранний период армянское искусство, вероятно, зависело от сирийского еще больше, чем в позднейшее время. Только с начала XI века в Армению просачиваются византийские влияния. Но последним никогда не суждено было стать решающим фактором в развитии армянской живописи. Они сыграли значительную роль лишь в Киликии и в тяготевших к ней областях, в коренной же Армении им оказалось не под силу сломить местные традиции, всегда остававшиеся основой стиля.

Обособленное место в ряду ранних армянских рукописей занимает известное Евангелие царицы Млке 851 года в Библиотеке Сан Ладзаро в Венеции (cod. 1144). Прелестные нильские пейзажи с экзотическими животными и крохотными фигурками в лодках, украшающие таблицы канонов, навеяны, несомненно, старыми александрийскими образцами, которые легко могли быть занесены в Армению через Сирию. В фигурах сидящих Матфея и Марка (Лука и Иоанн представлены стоящими), равно как и в сцене, изображающей Вознесение Христа, чувствуются византийские отголоски, недостаточно, однако, сильные, чтобы видоизменить местную основу стиля.

Характерной особенностью армянских рукописей является наличие в них памятных приписок, так называемых ишатакаранов, где помимо точной даты возникновения манускрипта часто указывается место его написания, а также имя писца и художника. Для рукописей X–XI веков типична особая монументальность. Увесистые, большого размера книги с крупным письмом декорированы таблицами канонов и миниатюрами лишь на первых листах, в самом тексте орнаменты либо совсем отсутствуют, либо даются, с конца X века, крайне скупо (несложные украшения заглавных букв, маргинальные знаки). Массивный орнамент выполнен в широкой обобщенной манере, в нем нет тонкой каллиграфической отделки, столь характерной для позднейших киликийских рукописей. Таковы каноны, в Армении называемые хоранами, в Евангелии 887 года из Лазаревского института в Москве, ныне хранящемся в Ереване (Матенадаран, 6200), в «Евангелии переводчиков» 966 года в Уолтерс Apт Гэлери в Балтиморе (537) и в Евангелии 986 года в Ереване (Матенадаран, 7735). В большинстве рукописей евангелисты (либо апостолы) представлены, согласно сирийской традиции, стоящими в ряд, причем иногда их располагают в два регистра: Евангелие X века в Библиотеке Армянского патриархата в Иерусалиме (2555), Евангелие 1018 года в Ереване (Матенадаран, 4804), Евангелие XI века в Галерее Фрир в Вашингтоне (33.5, 47.2–4) и многие другие. Евангельские сцены даются в старых сирийских редакциях, которые подвергаются настолько сильному упрощению, что нередко образуются примитивнейшие идеограммы — совершенно плоские, подчеркнуто линейные, ярко расцвеченные. Здесь как бы воскресает к новой жизни тот «месопотамский» стиль, самым ранним и ярким проявлением которого была роспись синагоги в Дура. Таковы фрагмент Евангелия X века в Библиотеке мхитаристов в Вене (697) и четыре рукописи из Матенадарана в Ереване: Евангелие 1033 года (283), Евангелие 1038 года (6201), Мелитенское Евангелие 1057 года (3784) и Евангелие XI века без указания точной даты (974).

Из этих ранних рукописей, возникших в коренной Армении и исполненных в чисто восточном стиле, наиболее выдающимися являются знаменитое Эчмиадзинское Евангелие 989 года, написанное в монастыре Нораванк в районе Сюника, и Мугнинское Евангелие середины XI века, ныне хранящиеся в Ереване (Матенадаран, 2374 и 7736). В Эчмиадзинском Евангелии иллюстрации на страницах текста выполнены позже, но каноны и листовые миниатюры, кроме четырех более ранних миниатюр в конце рукописи, возникли, как это убедительно доказали К. Вейцман и С. Дер Нерсесян, в X веке122. Светлые краски образуют изысканную гамму — лаконичную и яркую, полную непередаваемого в словах очарования. Монументальные миниатюры Мугнинского Евангелия принадлежат, несомненно, фрескисту. Они сделаны в смелой, энергичной манере, несколько приближающейся к стилю каппадокийских росписей. Иконография евангельских сцен напоминает сирийские памятники, в орнаментике встречается немало иранских мотивов. Из той же мастерской вышло, вероятно, и Евангелие 1053 года, написанное в монастыре Сандухк около Ани (Матенадаран в Ереване, 3793). Евангелисты представлены здесь сидящими, инициалы украшены их символами.

Византийские влияния становятся действенным фактором лишь в небольшой группе армянских рукописей XI века, возникших непосредственно на византийской почве либо в тяготевших к Византии областях. Это написанное в Адрианополе, в Македонии, Евангелие 1007 года и происходящее из Трапезунда Евангелие раннего XI века (обе рукописи хранятся в Библиотеке Сан Ладзаро в Венеции, 887 и 1400), а также Евангелие царя Гагика Карсского середины XI века в Библиотеке Армянского патриархата в Иерусалиме (2556). Несмотря на греческие надписи, миниатюры первого манускрипта выдают почерк армянского художника, прошедшего основательную выучку. Крайне характерно, что он изображает Марию с младенцем в типе сидящей Одигитрии, впервые сложившемся на сиро-египетской почве и не получившем широкого распространения в Константинополе. Миниатюры второй рукописи принадлежат не менее чем четырем художникам. В украшении этого Евангелия сотрудничали греки и армяне, причем последние всячески стремились приспособиться к стилю первых. Такого рода слепое подражание византийским образцам представляет для армянской живописи XI века исключение, так как ее стиль коренится в это время в старых восточных традициях.

К IV в. относится также реликварий из слоновой кости, украшенный резными изображениями (Брешия, музей Чивико). Заключенные в медальоны портреты апостолов и ряд евангельских сцен, в частности "Чудеса Христа", стилистически весьма близки реликварию из Фессалоник, хотя, по-видимому, исполнены западным мастером. Медальоны с изображениями апостолов то в фас, то в профиль встречаются в это время также на донцах стеклянных сосудов: они вырезаны на золотом листке, заключенном внутри стекла (подобно кубикам мозаики);
Италия: Адриатическое побережье и Венеция